4b1aa90b

Ибрагимбеков Максуд - Где Та Дорога



Магсуд Ибрагимбеков
ГДЕ ТА ДОРОГА?
Задание у меня сегодня предельно простое - взять интервью у французского
певца, приехавшего на гастроли в Баку. Нужно, чтобы он сказал несколько слов о
его настроении, впечатлениях. Скажет. Это же для него превосходная реклама во
Франции. Раз он пользуется успехом в СССР, где искусство, как известно всем,
на высоте, так этот эстрадный певец или, выражаясь по-французски, шансонье,
действительно из себя что-то представ-ляет. Пустяковое задание.
...Погода прекрасная. Прогуливаются люди, молодых много. Давно я так не
гулял в воскресенье, давно. Все идут, о чем-то беседуют. Явно получают
удовольствие. От всего: от погоды, от прогулки... Молодые. Я тоже молодой,
только чуточку постар-ше. Наверное, все в этом проклятом "чуточку". Иногда я
жа-лею, что не верю в бога. Если бы я верил, я сказал бы ему: "Старик, я
понимаю, у тебя, может быть, склероз из-за твоего преклонного возраста, и
вообще тебе некогда заниматься каж-дым человеком в отдельности, и во все твои
дела я не вмеши-ваюсь, но в отношении людей ты поскупился. Ну куда это
го-дится, что человек живет какие-то семьдесят - восемьдесят лет? И даже бог с
ним, с этим. Но ведь с молодостью человек про-щается в двадцать пять лет! Вот
что обидно. Так уж будь добр, распорядись".
Ого, половина третьего! Пора. Концерт в три и концерт в шесть, не
многовато ли? Голос сорвать можно. Впрочем, какое мне дело до чужих голосовых
связок? Мне нужно интервью.
В фойе народ, перед дверью в артистическую толпятся де-вицы. Вид у них
такой, будто через минуту им предстоит круп-ный разговор со знаменитостью. Но
к знаменитости их не пуска-ют, вот ведь в чем дело.
Неужели это он? Маленький, черненький, вертлявый...  Очень подвижное лицо,
кожа на нем начинает подергиваться за мгно-вение до того, как он откроет рот.
Настоящий невротик... "Нет,
нет, мосье, никаких интервью до концерта. Эти полчаса я дол-жен быть
абсолютно спокоен..." Интересно, как это у тебя по-лучается - быть спокойным?
Полчаса до концерта и, как мини-мум, два с половиной часа концерт... Потратить
три часа на какое-то пустяковое интервью... Плюнуть, уйти, что ли? Ниче-го не
получится, интервью обещано в редакции, придется ждать. А это, интересно, кто?
Лет на пять старше певца и смотрит на него... Когда женщина так смотрит на
кого-нибудь, это значит, для нее не существует полтора с небольшим мил-лиарда
остальных мужчин на земле. Он собирается, кажется, меня представить. Легкое
пожатие маленькой руки... Так я и думал - жена. Судя по шуму, который
доносится сюда, все уже в зале. Он перед выходом на мгновение задерживается,
берет руки жены, что-то шепчет ей, целует...
...В фойе уже никого нет. Только несколько опоздавших торопливо
раздеваются у гардероба. Какая-то женщина поправ-ляет прическу у зеркала.
Сайда. Трудно даже поверить, что когда-то с этой высокой, очень красивой
женщиной мы были маленькими детьми. И вместе прочли первую в жизни книгу -
"Букварь". Ой, как приятно ее снова увидеть!.. "Ну хоть раз в год ты можешь
позвонить!" Действительно, почему я не звоню ей хотя бы раз в год? "Мы тебя
только сегодня вспоминали". У нее муж - славный человек. "Он на работе
сегодня, неожи-данно вызвали, а я только днем и могу куда-нибудь вырваться,
домработница уходит в семь, и с ребенком некому остаться. У меня лишний билет.
Если ты один, сядем рядом...." Теперь мне эти предстоящие два с половиной часа
не страшны. И уж конечно сидеть рядом с Сайдой гораздо приятнее, чем в
слу-