4b1aa90b

Ибрагимбеков Максуд - Концерт Для Баритона С Оркестром



Магсуд Ибрагимбеков
КОНЦЕРТ ДЛЯ БАРИТОНА С ОРКЕСТРОМ
Глава I
Все молчали. А что им еще делать? Человеку для полноценного отдыха
непременно нужна тишина. А в нашей комнате отдыха, если не обращать внимания
на гул, доносящийся из-за запертой двери, на шелест кондиционеров и сопение,
временами переходящее в чмоканье и чавканье, можно сказать, было тихо.
Я тоже молчал и одновременно с этим ощущал, как растет в моем теле число
жил, в которых начинает застывать кровь. Этот процесс значительно ускорился,
когда периодическое чавканье и прерывистое чмоканье сменились устойчивым
хрюканьем напополам с тонким противным свистом.
Ребята переглянулись, но никто и не подумал сдвинуться с места. В конце
концов, любой человек имеет право заснуть там, где находит нужным. А если
спящий в этом конкретном случае руководитель оркестра и свое прозвище Глыба
получил не за умение играть на рояле, то, разумеется, за ним остается еще и
право спать так, как он умеет.
Мгновенно засыпает в любом положении. Я один раз видел, как Сеймур заснул,
стоя на эскалаторе. И проснулся вовремя за две ступеньки до конца лестницы.
Перешагнув через две пары ног, я подошел к Сеймуру. Он спал, откинув
голову на спинку кресла, точнее, закинув за нее. Распахнутый рот и мощный
кадык под распущенным галстуком выполняли роль динамика с ревербератором.
Яростный визг и рычание овчарки в момент, когда, обернувшись на бегу, шпион
выпускает в нее еще две пули из бесшумного пистолета, утихли, когда я положил
ему на плечо руку.
- Что это стряслось сегодня с ребятами? - стараясь говорить в самом теплом
тоне, спросил я. - Ой, извини, ты, кажется, спал?
Он уставился на меня покрасневшими глазами.
-Я, наверное, храпел? Да? - мгновенная реакция.
- Ты? Только не преувеличивай, - из своего кресла сказал Адиль. - Только
не преувеличивай. Вот одной моей знакомой балерине казалось, что она храпит.
Из-за этого уговорила врачей, чтобы ей гланды вырезали. До того стеснялась,
что почти спать перестала.
- С кем? - все, значит, окончательно проснулся. Ни разу человек не упустил
возможности изящно и тонко сострить. Богатейший юмор. Я бы его в специальных
цистернах отвозил бы за город в целях поднятия урожайности садов и огородов. -
Ты что хотел? - это он у меня спрашивает.
- Спрашиваю, что сегодня с ребятами случилось. Да и у тебя самого не все
ладилось.
Это правда. Не шла игра, и все тут. Я даже не припомню, когда в последний
раз такое случалось. Сидели на сцене девять человек, старались изо всех сил,
даже вспотеть ухитрились, а пользы никакой, скорее наоборот.
-- Не первый класс, что и говорить, - согласился Сеймур. - А с другой
стороны, за те башли, что нам здесь выдают, нормально сыграли. Опять же первое
отделение, не успели разыграться. Верно я говорю?
В дверь деликатно постучали, и на пороге появился дружинник. -
- Вас хочет видеть один человек, - сказал он Сеймуру.
- Человек? - удивленным голосом произнес Сеймур. - Как он сюда забрел? -
Он посмотрел на нас, и мы отозвались улыбками одобрения. Все, кроме Адиля. Ему
все сходит с рук.- Из зала, что ли?
Последний вопрос был излишним, добровольцы-дружинники для того и стояли у
дверей, чтобы обеспечить нам отдых в виде изоляции от общительных ценителей
искусства. В комнату каждую минуту норовит кто-нибудь голову просунуть. А
дружинники не разрешают. Кому вежливо, а кому с применением специальных
жестов.
- Да нет, - сказал дружинник. - Взрослый. С виду начальство.
- Впускай, - сказал Сеймур, он встал, подоше