4b1aa90b

Ибрагимбеков Максуд - В Один Прекрасный День



Магсуд Ибрагимбеков
В ОДИН ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ
Судя по утру, день обещал быть ясным и жарким. И в это самое утро Васиф
Рафибейли, тридцати двух лет от роду, ин-женер-химик, человек положительный и
в целом преуспевающий, увидел летающее блюдце. То, что увиденное есть летающее
блюдце, он осознал не сразу. А пока он, поеживаясь от утренней прохлады, стоял
на балконе пятого этажа и смотрел во все гла-за. Серебристый тяжелый диск
медленно и бесшумно на не-большой высоте приближался к городу со стороны
бухты. Блед-но-розовый свет зари позволял разглядеть его достаточно четко.
На диске явственно были видны темные полосы, опоясываю-щие его по спирали,
и два-три каких-то странных знака, нане-сенных черной краской, очень похожих
на иероглифы. Диск еще более снизился и приближался, почти касаясь крыш домов.
Васиф, с внезапно заколотившимся от волнения сердцем, стоял и смотрел,
вцепившись в перила балкона.
Столь же внимательно наблюдала за диском сидящая здесь же на балконе кошка
Пакиза, существо в высшей степени любо-знательное и наблюдательное.
Теперь диск неподвижно висел над крышей противополож-ного дома, впрочем,
можно было заметить, что он очень медлен-но разворачивался вокруг своей оси.
Он это видел своими глазами, с балкона дома, в котором он родился: над
улицей, которую он знал с детства, по которой он ходил сперва в школу, потом в
институт, а позже на работу, над обыкновенной бакинской улицей, первоначально
вымощенной булыжником, потом залитой асфальтом, над самой обыкновенной улицей,
по которой раньше проходила трамвайная линия, но уже уступившая место
троллейбусной, над гастрономом и молочной, над ритмично щелкающим светофором
висел этот самый диск - летающее блюдце. В самое обычное летнее бакинское
утро.
Так в жизнь Васифа Рафибейлн вошло необычное.
Он издал горлом какой-то странный звук и забежал на вне-запно онемевших
ногах в комнату. Схватив с письменного стола блокнот и карандаш и так же бегом
вернувшись на балкон, быст-ро перерисовал в него знаки-иероглифы и записал,
определив на глаз, размеры диска. А размеры были внушительные. Диск был в два
или даже в два с половиной раза больше по объему, чем шестиэтажное здание, над
которым висел. В воздухе стоял легкий запах горячего металла. Машинальным
жестом потянув-шись к волосам, Васиф почувствовал, что они стоят дыбом. Ткань
шелковой майки на нем еле слышно потрескивала, и он понял, что в темноте на
ней были бы видны голубые искры. Кошка Пакиза, протяжно мяукнув, вздыбив
шерсть и засверкав глазами, бросилась в комнату.
Никогда в жизни до этого Васифу не довелось испытать чув-ства такого
острого мучительного восторга. Он не сводил глаз, в этом у Васифа никаких
сомнений не было, с инопланетного космического корабля, который тем временем
продолжал мед-ленно поворачиваться вокруг своей оси, гудение чуть усилилось и
напоминало звук, издаваемый пчелиным ульем в пасмурную погоду. Поверхность
диска была, очевидно, очень сильно нагрета, возможно даже раскалена, потому
что кир на крыше проти-воположного дома стал плавиться, и уже через две-три
минуты начал стекать по белой стене фасада.
Васиф, спохватившись, быстро вошел в квартиру, на этот раз в спальню, и
разбудил жену.
-Доброе утро! Вставай скорее, - стараясь говорить как можно спокойнее,
чтобы не испугать ее спросонок, сказал он. - Выйди на балкон!
- Зачем?
- Ты понимаешь, - замялся Васиф. - Прямо перед нашим домом напротив...
Словом, по-моему, это космический корабль.
-Не может быть! Ой, как з