4b1aa90b

Ибрагимбеков Максуд - За Все Хорошее - Смерть



Магсуд Ибрагимбеков
ЗА ВСЕ ХОРОШЕЕ - СМЕРТЬ
Конечно, если бы не этот проклятый рюкзак, жизнь сразу стала бы гораздо
приятнее. Да что там приятнее! Жизнь сразу стала бы прекрасной, даже можно
сказать, счастливой и увлекательной. Прямо не солнце, а пожар в ясном небе.
Хотя, с другой стороны, солнце-то все равно бы осталось. Как будто кто-то
наставил на голову, на самую макушку, увеличительное стекло, и не убирает, и
ждет, что из этого получится. Голова так нагрелась, что ни один комар близко
не подлетает, наверное, обжечься боится. Вот только интересно, почему это
человек так странно устроен, снаружи весь мокрый, уже пот глаза заливает, с
кончика носа на землю капает, а язык и зубы совершенно пересохли. До того все
пересохло внутри, что даже в горле зачесалось. Если постараться, можно немного
слюны набрать, но она на вкус какая-то тягучая и горькая. Пока не сплюнешь,
почему-то думаешь, что она зеленого цвета. А тропинке этой конца-края не
видно, и все вверх. Ни разу с тех пор, как из лагеря вышли, прямо не пошла,
только вверх и с каждым километром все круче и круче - в гору и в гору, и в
какую! Малый Кавказский хребет, хорошо еще, что не Большой, тот; наверное, еще
хуже. А до перевала километров десять осталось - не меньше. Так и хочется
броситься на землю и глаза закрыть, никаких сил идти больше нет, человек ведь
не лифт и не фуникулер! И еще ужасно хочется снять с плеч рюкзак, и бросить в
пропасть слева, и посмотреть, как он там внизу о камни брякнется. Даже
трехцветного фонаря не жалко и фотоаппарата. И зачем только с ними пошел? Надо
было, как все, поехать автобусом. Через два часа уже дома был бы. И еще дома
попадет, это уж точно. Мама сразу же скажет, что я ей в последний день перед
отъездом в Баку весь отдых испортил. Как только увидит, что меня в автобусе
нет, и Димка передаст ей, что я просил не волноваться и к вечеру буду, сразу
расстроится и скажет, что все нормальные дети автобусом поехали и только я
один такой бессердечный, забываю обо всем на свете ради своего удовольствия.
Посмотрела бы, какое это удовольствие! Отец, конечно, возразит, что ничего в
этом плохого не видит, пусть мальчик привыкает к самостоятельности, или
что-нибудь в этом роде, он меня почти всегда в таких случаях защищает, а мама
скажет, что она уже по горло сыта самостоятельностью папы и что больше всего
ей хочется нормальной, спокойной жизни, как у всех, а не того кошмара, в
котором она живет, из-за него она раньше времени постарела и выглядит на
двадцать лет старше всех своих подруг. Тут отец засмеется и скажет, что мама
говорит чепуху, потому что она красивее не только всех своих подруг, но и всех
женщин в Баку и в Азербайджане, а возможно, даже в Советском Союзе. Мама у
меня и вправду очень красивая и совсем не старая. А говорит она так потому,
что очень хочет, чтобы отец ушел со своей работы. Он морской нефтяник и
работает в море на искусственных островах. Построят новый стальной остров,
папа его осваивает со своей бригадой, устанавливает агрегат, бурит скважину, а
как нефть пойдет, передает .остров эксплуатационникам. Он уже целый архипелаг
освоил. Я его на карте видел. Папа все обещает взять меня как-нибудь в хорошую
погоду с собой, и взял бы, но мама не разрешает, говорит, что точно знает -
как только отец меня возьмет с собой, сразу же начнет дуть норд, ну а когда
начинается сильный норд, то на берег уже не выберешься ни на вертолете, ни на
катере. Можно целый месяц там просидеть. А когда нормальная пог